Врать себе- последнее дело
Это был вечер.
Я всё брел по набережной. Прошлый спуск к реке я пропустил, и спустя сотню шагов очень пожалел об этом. Машины, хоть и редкие в этот ночной час пролетали с оглушительным звуком, который на мгновение заполнял всю мою голову и делал существование чем-то невыносимым. А я всё брел. Ведь всегда так бывает, ценим только то что теряем. Вот как я могу сейчас ценить, к примеру, свою жизнь? Набережная, какая же ты длинная.. Я услышал звук.
Я перегнулся через перила. Так и есть. там идут люди. люди, которые не слишком задумываются над тем, что подумали бы окружающие. Они больше думают про себя, чем про других. Но вот парадокс, люди, которые делают больше для людей, на самом делают это ради людей. В итоге ради себя. Для того, чтобы вслух прозвучала оценка их действий, не важно, плохая, или хорошая, чтобы о них говорили. Внимание других для таких людей нечто вроде наркотика, который понемногу отравляет жизнь. Делает злее. Потому что в жизни есть закон про черзмерную важность. Если говорить буквально- то эти люди лишены харизмы, которая представляет собой, по сути, отсутствие этой самой важности по отношению к себе. А при высокой важности будетменьше внимания к собственной персоне. Произростает это безобразие конечно из эгоизма. Но когда внешне человек делает как бы всё для окружающих, а внутри лишь ждёт похвалы, то очень и очень трудно от этого избавится. Желание быть обсуждаемым становится смыслом жизни. Говорю же наркотик.
За этими невесёлыми мыслями меня застал человек. Он легко коснулся моего плеча и сказал:
- Что, хочешь туда?
Я подумал секунду.
- Конечно. Но это по сути невозможно.
- Ты в чем-то прав. Они просто не знают, как так можно жить. Всё равно что человеку, всю жизнь принимающему кислоту(ЛСД), сказать, что он её принимает, и эффект именно такой. Многим из нас не хватало этого в детстве и мы вместо того, чтобы просто пережить стали искать.
Промелькнула мысль о том, что этот человек тут делает, но забылась так же стремительно.
-Как тебя зовут?
- Ичи. Ичи Ханран. можешь звать меня просто Ран. Возможно это будет прияное знакомство - Ичи улбнуля вопросительно посмотрел на меня.
Я назвался.
- Хорошо, Груд. Теперь, когда формальности завершены.. Пройдёмся?
- Время есть, чтож.. Я был не уверен, что хочу провети вечер в обществе мужчины средних лет. Последнй раз это закончилось грязными домогательствами.
Ран усмехнулся - Время, говоришь? знаешь, Гру.. -он помолчал. Некоторое время были слышны только звуки прибоя и ночная прохлада. А еще воздух. Он как-бы звенел.
-Расскажу я тебе одну историю.
У меня на родине жил один человек. Эх, давно это было, - мой неожиданный знкомый мечтательно улыбнулся - Работал себе.. Но рассказ не о том. Понимаешь, у меня дома, все имеют друга. Что-то, что неотьемлемо, и является частью человека. Обычно, это какое-то животное, предмет быть может.. И душа, эё можно так назвать, должна быть всегда при нём. Она рождается вместе с человеком. Так вот. Мой друг родился без души. Совсем. так бывет, когда ребенок болезненный или умер в утробе матери.Но дитя было совершенно здоровое, более того, у него родилась сестричка. У которой тоже небыло души. Странно, не так ли? Для родителей это было большое горе. Они не знали, куда им идти, каким Богам молиться.. В итоге они решили сделать каждому маленький шарик. Чифу, так звали мальчика желтый, а Суре зелёный. Так была скрыта страшная тайна отсутствия души. В роддоме ситуацию просто замяли, а детей учили воспринимать шарики как свою душу. Никогда не отпускать далеко, рассказывать свои мысли, чтоб её не трогали... Но у предмета души была особенность. его чувствовали Человек мог точно знать, где находится его душа. Он чувствовал её так же, как ты, Гру, чувствуешь свою, где-то здесь
Ран приложил руку к своей груди и я вдруг ощутил. Ноги подкосились, я рухнул на колени. Что-то жгло меня изнутри, воздух звенел громче. Незнакомый голос рыдал и звал меня, "Гру, Гру.. Что же ты делаешь? Почему не слышишь? Гру.."
-Хватит! прекрати! -слёзы капали из моих глаз. голос заполнил всё моё сознание и я ощутил невыносимую тяу к нему, туда, где кто-то взывал ко мне. Вдруг всё закончилось. Ичи подал мне руку.
- Об этом после.
Ран предложил мне упаковку влажных салфеток и терпеливо ждал, пока я умоюсь. Когда я привёл себя в порядок, он продолжил:
- Вся проблема была в том, что Ни Ни Чиф, ни Сура не чувствовали ничего к своим шарикам. И вскоре начали их терять. Они так быстро познавали мир что было не до какихто стеклянных игрушек. Но сами дети были неразлучны. Чиф быстро рос, и вскоре обогнал свою сестрёнку почти на голову. Это необычно, потому что девочки в детстве растут быстрее своих сверсников. Суру повели к доктору. Чиф настоял на том, чтобы поехать тоже, хотя дома шел любимый мультик, которого Чиф так ждал. Но раз было назначено, нужно ехать. Во время осмотра его не пустили в кабинет. Участковый врач отметила для себя, как необычно близки дети для их возраста. Решила кое что проверить.
Это были ужасные минуты. Больше часа. Но рядом сидел отец и нужно было быть спокойным. Нельзя его разочаровывать.
Потому что в тот день он кое что понял. как поняла и Сура.
Вдруг мой спутник остановился. Почти замер.
-Я устал, Гру. Прости.
Сразу пришло осознание того, что в действительности этих людей просто не может бть рядом. Ран как бы ушел из моего восприятия. Аккуратно прикрыл за собой дверь и ушел. А я остался стоять. стоять упершись руками в перила набережной Днепра. Была полночь. Ездли машины.

@темы: Подумай, Истори